В Николаеве отметили День родного языка

В воскресенье, 23 февраля, в Николаевской областной универсальной научной библиотеке им. Гмырева состоялась Конференция, посвященная Международному дню родного языка, а также нескольким литературным датам, отмечаемым этой зимой.

Руководитель литературной студии «В начале было Слово…» и общественной организации «Русич-Николаев» Зоя Шаталова, выступившая организатором этой встречи, начала мероприятие с напоминания о важной для любого человека, понимающего и использующего речь в любой ее форме, дате — 21 февраля, Международном дне родного языка.

У каждого он свой, но нам, живущим в Украине, даже повезло — родных языка у нас два. И если отбросить все политические дрязги, вывод можно сделать однозначный: в этом нам повезло. Нам в наследие оставлено очень много прекрасных произведений как на русском, так и на украинском языке, и то, что мы, зная оба языка, можем их читать, понимать, пересказывать, сравнивая смысловые и интонационные оттенки — это, безусловно, хорошо. Это расширяет кругозор и делает нас внутренне богаче, ведь, как выразился классик, «сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек».

Звучали высказывания великих и признанных во всем мире поэтов и писателей, воспевших красоту русского языка — Николая Гоголя, Константина Паустовского, Владимира Даля, Чингиза Айтматова, а также восхищенные стихи о языке, написанные известными николаевскими поэтами — Михаилом Ковалевским, Вячеславом Качуриным и другими. Некоторые из них — Аркадий Суров, Александр Поляков, Надежда Щедрова и Евгений Долгов — не только присутствовали на встрече, но и декламировали свои стихи лично. Поэтесса Галина Зайцева прочитала собственные стихи, посвященные украинскому языку. А одна из участниц, для которой родным языком является болгарский, сказала так: «Нам языки не мешают. И мы, славянские народы, всегда должны быть вместе».

Еще одной важной датой, которую отметили участники встречи, стало 160-летие со дня рождения Антона Павловича Чехова. Современники называли его «Пушкин в прозе» — настолько глубоким, лаконичным и точным в передаче было его творчество. Писать начал еще в подростковом возрасте, поскольку нужно было зарабатывать, кормить семью. В своей творческой деятельности он применял десятки псевдонимов — от Антоши Чехонте до Гайки №3 — поскольку писал для разных изданий и не хотел никого обижать. «Законный муж медицины и пылкий любовник литературы», — так отзывался о себе сам Чехов, врач не только по профессии, но и по призванию.

О призвании его как врача говорит хотя бы тот факт, что Чехов (об этом вспоминали его современники), очень тонко чувствовал находящегося рядом с ним больного. Если больного рядом с ним не было, он находился далеко, а помощь оказать ему было нужно, он интересовался не только видимыми признаками и состояниями, которые указывали на болезнь, но и спрашивал, какой у больного цвет глаз, каков овал лица — и даже на основании этих деталей, не имеющих, казалось, бы никакого отношения к медицине, определял диагноз. Некоторые из этих диагнозов стали пророческими — один из пациентов, которого по внешним очертаниям он охарактеризовал как самоубийцу, через два года действительно покончил с собой.

— В русской литературе советского периода Антона Павловича так зализали, зачесали и вычистили, что мы знаем только один портрет, где он в пенсне, почти старик, а ведь ему было только 44 года, когда он умер, он стариком не был. И когда он смотрел на этот портрет, по которому мы его помним, он говорил: в этом портрете чего-то нет моего и что-то есть не мое. А сам он был необыкновенно красив. Мы почему-то думаем, что он был среднего, невысокого роста, маленький, щупленький. Нет! Метр восемьдесят шесть. Он был настоящий богатырь! — эти и другие малоизвестные факты о писателе озвучивала Зоя Шаталова, демонстрируя присутствующим различные фотографии и зачитывая воспоминания о нем его современников.